Интервью с Blackmore's Night (октябрь 2003)

Ричи Блэкмор и Кэндис Найт приехали в Москву. Корреспондент «Газеты.Ru» встретил их в полупустом Шереметьеве-2. Ричи Блэкмор всегда играл рок-н-ролл с элементами Ренессанса и исповедовал идеологию средневекового китча. Просто в его возрасте это смотрится особенно органично. Он больше не устраивает скандалов с музыкантами: ему больше никто не перечит. Яну Андерсону, который записывался с ним на первом альбоме проекта «Blackmore’s night», Блэкмор подарил пистолет – и то не для того, чтобы тот застрелился, а потому, что другой герой средневекового рок-н-ролла – оружейный маньяк.

Ритчи Блэкмор и Кэндис Найт приезжают в Москву во второй раз – тут их ждут два аншлаговых концерта в МДМ.

Один из лучших гитаристов мира, усатый тиран вышел из VIP-зала аэропорта Шереметьево-2 около полуночи вместе с немного длинноносой красавицей блондинкой Кэндис Найт, охраной и переводчицей. Ни один даже самый либеральный фейс-контроль любого окраинного клуба не пустил бы господина Блэкмора – он не прошел бы дресс-код. Рок-звезда эпохи Ренессанса была одета в треники, кеды, белые носки поверх штанов, кожаную куртку, по виду турецкую, китайскую туристическую панамку и огромные розово-коричневые очки. Знаменитой шляпы охотника на ведьм на нем не было.

– Вы часто одеваетесь в средневековую одежду, играете старинную музыку, ужинаете в средневековых ресторанах. Вам так не нравится современность?

– Старые добрые времена кажутся мне более успокаивающими, комфортными, раньше было проще. Раньше не было столько всего сложного и путаного.

– Что значит «сложное и путаное»?

– Компьютеры, автомобили, факсы – сложные технологические штуки. Я со всеми этими штуками не связываюсь, я предпочитаю взять гитару и пойти в лес играть музыку.

– Ну хорошо, а как устроен ваш дом? Средневековый замок без технических новинок?

Вступает Кэндис Найт:

– У нас, увы, нет замка: есть домик у воды, вокруг него лес, очень много природы, мы просто стараемся жить поближе к природе, у нас есть костер на заднем дворе, а в доме – канделябры, драпировки, гобелены; внутри он действительно выглядит как замок, хотя снаружи вполне обычен.

– Как вы считаете, почему люди слушают вашу музыку?

– Мы их заставляем. Если они не слушают, мы их наказываем.

– Наказываете?

– Мы вырываем им ногти. Выбиваем зубы. Порем треххвостыми плетками и разными кожаными ремнями. Вам стоит слушать нашу музыку.

– Да я только ее и слушаю… Как вы чувствуете себя в Москве? Нам она часто кажется мрачноватой.

– До сих пор о нас хорошо заботились. Посмотрим, что будет дальше.

Кэндис Найт:

– Его самый любимый вид – из окна ночного поезда Москва – Петербург, он сам сказал мне об этом, когда мы приезжали в Россию в прошлый раз: улетающие вдаль дома, деревья и болота…

– У вас нет планов, связанных с кино, например написать саундтрек?

– С этим связана большая проблема. Это требует очень большой работы, а я ленив. Если я не играю, я стараюсь просто пойти погулять, порыбачить – уйти подальше от студии звукозаписи. Для моей музыки очень важно молчание.

– А просто кино смотрите?

– Да.

– Вам понравился «Властелин колец», к примеру?

– Нет. Оно слишком коммерческое и скучное. И там этот парень, как его – Билл Бэггинс? У него какие-то странные слова, да и играет он так себе – любительщина какая-то. «Элизабет» – вот отличное кино.

– Много лет назад, в 1984 году, в Токио вы с симфоническим оркестром сыграли рок-переложение девятой симфонии Бетховена. У вас нет планов каких-нибудь новых интерпретаций классики?

– Мы сейчас не занимаемся этим, но, возможно, скоро используем в нашей программе средневековый камерный ансамбль. Это совсем другое. Многие группы играли с оркестрами, но не со средневековыми.

– Что вы будете делать в свободное время в Москве?

– Мне хотелось бы погулять у воды, вокруг озер, а также посмотреть старинные здания Москвы. Я не пойду на Красную площадь – все ходят на Красную площадь. Есть гораздо больше интересных старинных домов в городе.

– Вы еще найдете довольно много таких домов, хотя очень многие уже снесли или сносят сейчас и строят там современные монстры.

– Очень жаль.